Культура † Лулчеберет

 

Удмурты входят в Волго-Уральскую историко-этнографическую область, для которой характерно устойчивое сочетание этнокультурных компонентов разного исторического происхождения, обусловленное спецификой географического местоположения Поволжья. Являясь аборигенами края, они испытали длительное этнокультурное воздействие со стороны соседей, в свою очередь и сами активно воздействовали на них, что способствовало сложению общих культурно-бытовых черт, наблюдающихся в сфере языка, материальной и духовной культуры, хозяйственно-экономического уклада этих народов.

Удмурты довольно рано (с эпохи бронзы) перешли к производящим формам хозяйства: земледелию и животноводству. Хозяйство удмуртов до Октябрьской революции можно характеризовать как неспециализированное, смешанное, с преобладающей ролью земледелия. Для междуречья Камы и Вятки – территории заселения удмуртов, как и для всего Русского севера, характерно «лесополье» – комбинация подсеки и перелога с трехпольем. Земледельческие орудия – косуля вятского типа, соха (пу геры) с двумя сошниками, сабан, с конца 19 в. железный плуг (корт геры), борона суковатка, рамная борона (усы) с деревянными, позднее железными зубьями. Малоплодородные лесные земли нуждались в обязательном удобрении. Сеяли вручную. Урожай убирали серпами (сюрло), иногда скашивали косами-литовками (кусо). Молотили цепами (кутэс) на грунтовых и ледяных токах. Зерно мололи на ручных жерновах (кикќ), водяных и ветряных мельницах (вуко, тќл вуко). Сеяли преимущественно морозоустойчивые зерновые культуры: рожь (њег), ячмень (йыды), овес (сезьы), а также – пшеницу (чабей), гречиху (сьќд чабей), горох (кќжы), просо (тари), полбу (вазь).

Из технических культур возделывали коноплю (пыш), позднее лен (етћн). Огородничество в прошлом играло сравнительно небольшую роль. Выращивали для домашнего употребления капусту, огурцы, брюкву, редьку и др. В общих посевах, напр., в 1913 г. зерновые культуры занимали 93 %, лен – 4,1 %, картофель – 2 %, многолетние травы – 0,1 %.

Неотъемлемой частью традиционного удмуртского хозяйства было животноводство. Разводили рабочий скот, коров, свиней, овец, довольно много домашней птицы. Особую известность своей неприхотливостью и выносливостью получила лошадь «вятка» местной селекции и романовская овца, дававшая хорошую шерсть и отличную овчину. Летом скот содержали без пастухов на вольном выпасе в «поскотинах» – специально огороженных участках леса. Поля от потравы тоже огораживали. Животноводство, кроме тягла, продуктов питания, удобрения для полей, обеспечивало также сырьем для изготовления одежды, некоторых предметов быта.

Важное место в хозяйстве удмуртского крестьянина занимали разнообразные неземледельческие занятия: охота, рыболовство, пчеловодство, которые, утратив свое главенствующее значение, еще долго служили важным подспорьем.

Исследователи 18 – 19 вв. отмечали наблюдательность и искусство удмуртских охотников, прекрасно знавших повадки зверей  и птиц. Промышляли белок, зайцев, выдру, куниц, бобров, лис, норку, волков и медведей, охотились на рябчиков, тетеревов, куропаток. Охотились с собакой, устраивали облавы. Орудия лова были разнообразны: луки и стрелы (пукыџ, ньќл); капканы; захлопывающиеся ловушки (кечкор, нальк), клетки, тенета (казь), ловчие ямы. На птиц устанавливали силки из конского волоса, из веток и прутьев, ловушки из колосьев и мелких досок. Ружья были у немногих. Пушнина рано приобрела товарный характер.

Удмурты с древности занимались бортевым пчеловодством. Отдельные семьи имели по несколько десятков бортей в лесу. Их помечали семейными знаками (пус). В 18 в. борти с пчелами стали вырезать и перевозить домой, затем их заменили ульи-колоды, которые ставили на приусадебных участках. Так постепенно переходили к пасечному пчеловодству.

Обилие рыбы в реках стимулировало занятие населения рыбной ловлей. Промышляли и ценную рыбу: стерлядь, судака, хариуса. Рыболовные снасти изготовляли сами. Ловили крючками (визнан), бреднями (калтон), переметами, сачками, сетями (чилеп, сак, сеть). Устраивали самоловные снасти: морды, верши (мурдо), иногда для этого перегораживали небольшие речки. Ночью ловили рыбу с лодки острогой (шибоды). Места рыбного лова так же, как и охотничьи и бортные угодья, порой закреплялись за отдельными семьями, группами родственников. Рыболовство имело в основном домашний характер.

Составной частью традиционного хозяйства удмуртов были ремесла и промыслы. Для удмуртов были характерны в основном лесные промыслы: рубка леса и заготовка древесины, смолокурение, углежжение, деревообработка, а также мукомольный, извозничество и др. Отхожие промыслы большого развития не получили. Распространенными занятиями женщин были прядение, вязание, вышивка и ткачество. Образцы тканей свидетельствуют о высоком искусстве мастериц. Ткани для нужд семьи полностью были домашнего производства, часть тканей шла на продажу, удм. холсты ценились на рынке.

Социальная организация удмуртов характеризуются значительной архаичностью и консерватизмом. Основной социальной ячейкой традиционного удмуртского общества была поземельная соседская община (бускель), делами которой управлял совет (кенеш). Вся структура удмуртской общины была пронизана родственными отношениями, имела общее имущество, земельный надел, вела совместное хозяйство, жила на одной усадьбе. При разделе (яна потон) соблюдался принцип как минората, так и майората. Отделившиеся селились по соседству, образуя родственные гнезда (бќляк, иськавын), сохранялись некоторые элементы общего хозяйства (бќлячные поля, гумна, бани), широко использовалась родственная и соседская взаимопомощь (веме), когда была необходима кооперация большого числа рабочих рук.  

Населенные пункты (гурт) удмуртов располагались в основном цепочкой вдоль рек, вблизи родников. До сер. 19 в. удмуртские гурты застраивались без улиц: каждый родственный коллектив строился вокруг родовой усадьбы, образуя кучевую планировку поселений. Во 2-й пол. 19 в. согласно правительственным указам внедряется уличная планировка. Приверженность традиционной структуре поселений при этом выразилась в том, что родственники селились по соседству, образуя улицу или концы с патронимическим названием. Исторически сложившимися типами поселений у удмуртов были деревни, села, починки.

Традиционное жилище удмуртов – наземная бревенчатая изба (корка) с холодными сенями (корказь). Двускатная тесовая крыша ставилась прежде на самцах, позднее – на стропилах. Углы рубили в обол, пазы прокладывали мхом или куделью. В нач. 20 в. зажиточные семьи ставили дома-пятистенки, из зимней и летней половин, или двухэтажные дома с кирпичным низом. Удмуртская изба соответствовала северно-среднерусской планировке. Глинобитную печь (гур) ставили у входа устьем к фасадной стене. На шестке устраивали очаг северные удмурты с подвешенным, южные, как татары, с вмазанным котлом. По диагонали от печи находился красный угол (тќр сэрег), где стояли стол (љќк) и стул (пукон) для главы семьи. Вдоль стен тянулись массивные лавки (њус), над ними – полки (љажы). Местом для сна служили нары (паськыт њус) и полати.

Изба была зимним жилищем. Летом жили в неотапливаемой одно- или двухэтажной клети (кенос, чум) с галереей. Их часто ставили под одну крышу с избой, соединяя их сенями, или отдельно, напротив избы, по другую сторону двора. На каждом дворе было культовое сооружение (куа) для семейных молений. Оно служило и летней кухней. Из других надворных построек на усадьбе удм. крестьянина были погреб (йќгу) с навесом или срубным помещением – кладовкой над ним, навесы для дров и хозяйственного инвентаря (липетул, лапас). Хлева и скотный двор (гид азбар), отделенные забором, примыкали к чистому двору.

Типичная планировка усадьбы П-образная, встречается и Г-образная. Уличную сторону усадьбы составляли фасад дома и глухая стена кеноса или хозяйственного амбара, соединенные оградой с воротами. Наличники окон и столбы ворот украшали солярными узорами в технике трехгранной выемчатой резьбы.

Одежду удмурты шили из домашних материалов: холста, сукна, овчины. В традиционной одежде выделяют северный, южный варианты, которые в свою очередь подразделяются на ряд локальных костюмных комплексов, отличающихся деталями покроя, орнаментации, украшениями, отдельными предметами. Североудмуртский женский костюм нач. 20 в. состоял из белой холщовой туникообразной рубахи (дэрем) с прямыми рукавами с ластовицами с треугольным или овальным вырезом на груди, закрываемым съемным вышитым нагрудником (кабачи). Поверх рубахи надевали холщовый белый халат (шорт дэрем) с короткими рукавами. Подпоясывались тканой или плетеной опояской и передником (азькышет) без грудки.

У южных удмуртов к этому времени белая одежда сохранялась лишь в качестве ритуальной, для всех остальных случаев шили дэремы из пестряди, расширяющиеся к низу и оканчивающиеся оборкой. Рукава к кисти сужались. Грудь рубахи украшали аппликацией из кумача и цветных ситцев. На рубаху надевали сшитый в талию камзол или безрукавку (саестэм). Передник южные удмурты шили с высокой грудкой. Теплой верхней одеждой были полушерстяные и шерстяные кафтаны (зыбын, дукес, сукман) и шубы (пась, шуба).

Обувь – узорные чулки, вязаные (пыдвыл) или сшитые холщовые носки (чуглэс), лапти (кут) с узорными шерстяными оборами, башмаки (ката), валенки (гын сапег). Праздничные кафтаны и шубы шили отрезными по талии и со сборками, будничные – неотрезными и без сбор., но приталенными.

Головные уборы – налобная повязка (йыркерттэт), головное полотенце с затканными концами, спускаемыми на спину (чалма, весяк кышет), высокая берестяная шапка, обшитая холстом и украшенная монетами, бисером, раковинами (айшон) – аналог русского кокошника. На него накидывали вышитое покрывало (сюлык). Девичьи головные уборы – платок, налобная повязка (укотуг), небольшая холщовая шапочка, украшенная вышивкой, бисером, металлич. бляшками или мелкими монетами (такъя).

Мужская одежда была менее разнообразна: белая, позже пестрядинная рубаха-косоворотка без завязок и пуговиц, позднее с завязками, замененными затем крючками и пуговицами; штаны из пестряди, чаще синие в белую полоску. Подпоясывались ремнями (е) или шерстяными ткаными поясами (зар, кускерттон, путо). Мужские головные уборы – валяные шляпы, шапки из овчины. Обувь – холщовые или шерстяные онучи (бинялтон, ыштыр), лапти, сапоги (сурон сапег), валенки (гын сапег). Верхняя теплая одежда не отличалась от женской.

Основу питания удмуртов составляют растительные продукты в сочетании с животными, что является отражением комплексности хозяйства. Активно включают они в свой рацион дикорастущие дары природы: грибы, ягоды, различные травы. В сушеном и соленом виде их заготавливают на зиму. Традиционные хлебные изделия: кислый подовый хлеб (нянь), кислые лепешки с молочной подливой (зыретэн табань) в прошлом из гречишной и овсяной муки, теперь пшеничные, блины с маслом и кашей (мильым), ватрушки из пресного теста с разнообразными начинками – мясной, грибной, капустной и т.д.; всевозможные пироги из кислого и пресного теста. Одно из любимых кушаний – пельмени (пельнянь – букв. «хлебное ушко»), мясные, капустные, картофельные, творожные и др. Пельмени вошли в международную кулинарию.

 


Текст: 

проф., д.и.н. В. Владыкин, 

д.и.н. Л. Христолюбова


Назад к списку